Дженне.

Дженне — один из древнейших городов в Африке южнее Сахары. И хотя расцвет города пришелся на золотой период караванной торговли с четырнадцатого по семнадцатый век, первое постоянное поселение здесь — Дженни-Джено — было основано около 250 года до нашей эры.

Сейчас караваны верблюдов уже не ходят по этой земле и Дженне, зажатый со всех сторон водами великой Масины, давно бы уже превратился в просто точку на карте, если бы не Великая Соборная мечеть. Самое большое глинисто-наносное здание в мире. Строили на море песчаные замки? Так вот это — примерно тоже самое, только из глины и с минаретами по 16 метров высотой (со страусиными яйцами на кончиках шпилей).

Первая мечеть на этом месте была построена султаном Кои Кунборо в XIII столетии, однако в дальнейшем здание неоднократно было разрушено и перестроено. Ныне действующая мечеть воссоздана в 1907 году из глинистого кирпича и поддерживается совместными усилиями всех жителей города. Ежегодно, после сезона дождей, две команды аборигенов соревнуются в том, кто быстрее и качественнее восстановит свою часть мечети. Понятное дело, что на такое представление собираются жители со всей округи и Дженне превращается в один большой, цветастый и горластый рынок.

Хотел бы я на это посмотреть, но до очередного периода восстановления мечети еще, как минимум, полгода и мне ничего не остается, как только встать с утра пораньше и сфотографировать в первых лучах солнца это впечатляющее здание из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО. До того, как у ворот отельчика появится наш очередной проводник Мамаду.

Вообще, в Мали (и в соседних странах) обращаться к мужской части населения очень легко: любого можно назвать Мамаду. И в 85% случаев вы не ошибетесь. А если человека, таки, зовут не Мамаду, то значит его зовут Амаду. Что, согласитесь, звучит практически так же. И очень редко когда имя может оказаться другим. Например, Сейду. Но это — не важно. Не важно просто потому, что если вы назовете того же Сейду именем Мамаду — он не расстроится. Ибо Мамаду — это западноафриканская производная от Мухаммед. Ну кто расстроится, если его назовут именем пророка?

Утренний Дженне прекрасен, еще не сильно горласт и вонюч. Приятно пройтись по узким изогнутым улочкам (главное не вляпаться в стоки канализации открытого типа), разглядывая колоритные здания столь далеких от нас стилей архитектуры.

Вот судано-сахельский стиль: традиционные двухэтажные домики с плоскими крышами, с небольшим внутренним двориком и внушительными фасадами с пилястрами, башенками и парапетами над входной дверью.

Вот стиль тукулёр или, проще говоря, сенегальский: с массивным крытым крыльцом между двумя большими контрфорсами и с маленьким окошком над входной дверью. Таких зданий осталось не много и все они построены до 1900 года.

Ну и, конечно же, марокканский стиль: двухэтажные дома с декоративными окнами, без крыши над входом и с традиционными глиняными шпилями на крыше, количество которых равно числу детей в данной семье. Ну а поскольку в мусульманской традиции крайне важно не только общее количество детей, а еще и число мальчиков в семье, то пониже шпилей, на стене, изображено искомое количество фаллосов. Вот такая наглядная демография.

Весь городок по периметру можно легко обойти за пару часов, но торопиться не надо. Куда интересней зависнуть в тени переулка и понаблюдать за местным кипением жизни. И пусть вы не знаете языка аборигенов, не всегда понимаете смысл их действий и ритуалов — вы погружаетесь внутрь, сосредотачиваясь на незаметных деталях и совершая мелкие, но столь удивительные для вас, открытия. И окажется, что, в этом до фундамента пропитанном исламом городе, например, до сих пор есть языческий культ и люди приходят на могилу молодой девушки, принесенной в жертву несколько сотен лет назад во время основания города на этом месте, за благословением и защитой.

Тапама Дженепо — так ее звали. Хотя на самом деле ее имя — Пама Каянтао, 12-ти летняя дочь Мади Каянтао. Отец после смерти дочери принял имя Дженепо, что означает «мученица Дженне». Перед тем, как принести в жертву, девушку обложили стенами из кирпича, с тем чтобы тело и дух остались на месте. Но стоять неподвижно было непросто и Пама стала переминаться с ноги на ногу. «Та! Та Пама.» — сказал ей отец, что означает «Тихо, спокойно, Пама». Ее заживо засыпали глиной и родные вот уже девять столетий хранят ключи от дверей к ее могиле. Звучит мрачновато, но жертва была добровольной и Пама до сих пор хранит город от наводнений, жестоких духов и прочих напастей.

По прямой от могилы святой города Дженне до великой мечети — не более двух сотен метров, а кажется будто вся тысячелетняя история города вошла в этот отрезок. Каждый шаг как пять лет по шкале времени. Удивительно, правда? И да, об этом вы не прочтете в lonelyplanet: для этого нужно просто добраться до Дженне, присесть в тени переулка и слушать. Слушать, как кипит местная жизнь…

С проводником Мамаду у мечети.

Наш Мамаду.

Мамаду с женой на рыбном рынке.

Канализация открытого типа.

Внутренний дворик нашего отельчика в судано-сахельском стиле.

Стиль тукулёр.

Марокканский стиль. Сразу видно — упорная семья: 13 детей, но только 4 пацана.

Дженне. Вид с крыши.

Могила Тапама Дженепо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *