Дарджилинг.

Дарджилинг – мистическое место в индийских Гималайях. История городка тесно переплетается с историей Бенгалии, Сиккима и Непала. Вплоть до начала XIX века холмистый район вокруг Дарджилинга был под контролем королевства Сикким, хотя, равнинные области вблизи Силигури находились с некоторыми перерывами под контролем Непала. В 1828 году делегация чиновников британской Ост-Индской компании по пути к границе Непала и Сиккима останавливалась в Дарджилинге и нашла этот регион весьма подходящим в качестве места будущего санатория для британских солдат. В 1835 году компания арендовала территорию к западу от реки Махананда у чогьяла Сиккима. А в 1849 году британский управляющий Дарджилингом Артур Кампбелл вместе с ботаником и путешественником Джозеф Долтон Гукер были взяты в плен на территории, подконтрольной Сиккимом. Британская Ост-Индская компания выслала за ними войска и по итогу аннексировала изрядный кусок территории.

Промышленное выращивание знаменитого сорта чая в районе Дарджилинга началось в 1856 году и привлекло сюда ряд британских плантаторов. А открытие Дарджилингской Гималайской железной дороги в 1881 году также способствовало развитию региона.

Но даже сегодня пробраться в Дарджилинг очень непросто. Сплошной серпантин с подъемом вверх на два километра требует подготовки: время проносится быстро, машина кипит, а некоторые пассажиры ловят ихтиандра в пакетик. Зимой солнце быстро скрывается за горизонтом, даже не появившись: в Дарджилинг из Силигури удалось добраться лишь к ночи и надо найти приличный отель. К слову сказать, в Дарджилинге это сделать не просто: город стоит вертикально, зацепившись домами за склоны горы и попасть на соседнюю улицу можно лишь прошагав под рюкзаком не одну сотню ступенек. Проще говоря – не набегаешься.

Бедные, бедные люди, не знающие радости центрального отопления в зимнее время! Это ж караул как можно замёрзнуть, отсыреть и провонять плесенью ещё даже при положительных температурах. Да, безусловно, у меня есть термобельё и генератор тепла в виде собственного тела, но поверьте: вы всё равно будете укутываться во всё, что только можно — и мёрзнуть. Мёрзнуть и продолжать лежать под одеялом в надежде оторвать у холода еще полчаса сна. Удивительно, как аборигены к такому могут привыкнуть. Прошло много лет, а я до сих пор с содроганием вспоминаю сопровождающую нас тибетку на коре (священном обходе) вокруг легендарной горы Кайлас: она спала на камнях, подстелив под себя лишь циновку и накрывшись своим лёгоньким покрывалом. На пяти тысячах метров над уровнем моря при минусовой температуре!! Всё же, поразительное существо человек.

Одно радует: утром на улице температура поднимается куда быстрее, чем в помещении и нужно лишь заставить себя резко встать и выскочить из отеля. А там раннее солнце и рюкзак за плечами сделают своё дело: холод, наконец-то, уйдет из мышц и костей.

Дарджилинг интересен и своеобразен, а знаменитый на весь мир местный чай — сногсшибательно великолепен, и я в чем-то даже понимаю англичан, решивших устроить здесь место для отдыха от летней жары бенгальских низин. Канченджанга действительно прекрасна в утреннем свете и, о чудо, я узнаю эти краски и очертанья! Я первый раз здесь, но я точно видел все это раньше: на картинах великого художника и мыслителя Рериха.

Да, пожалуй я останусь здесь ненадолго, глядя на это бесценное ожерелье из пяти мерцающих белых вершин, на этот удивительный образ возвышенной красоты, заставляющей быть добрее и чище. Привет Канченджанга! Я счастлив, что увидел тебя своими глазами.

Канченджанга. 8586 метров над уровнем моря. Третья вершина планеты.
Гора-женщина, убивающая (почти) всех женщин, которые пытаются подняться на её вершину.

Развилка в Дарджилинге.

Железнодорожная станция в Дарджлинге.