Остров Танна.

Вот уж не думал, что начну самолет воспринимать как маршрутку. Авиалинии Вануату прямо как транспорт в Советском Союзе: никакой паранойи, проверок, идентификаций личности и выяснения, сколько запрещенных к перевозке предметов ты тащишь в ручной клади, а то и вовсе — где-нибудь под одеждой. За все шесть перелетов по стране нас ни разу не просили показать паспорта. По билету можно провести кого угодно. А проверки багажа нет совершенно. Счастливые люди. Единственно, за чем следят строго — это за весом. Оно и понятно: железная птичка не взлетит с перегрузкой.

Остров Танна встретил нас приятным американским попутчиком по имени Крис, своими фразочками напоминающего Шелдона из телесериала «Теория Большого взрыва»; большими расходами на транспорт (дорога лишь строится); на удивление коммерциализированными папуасами и приятной неожиданностью в виде французской старушки на заброшенном резорте с интригующим названием Turtle Bay.

Надо сказать, аборигены Танны живут по немного иным законам, нежели обитатели центральной провинции и выражается это в сильном притеснении всех резидентов не местного происхождения, из-за чего на острове нет ни одного китайского магазина, а белый человек не может выкупить землю (только аренда, максимум на 49 лет) и, к примеру, работать таксистом (хотя машину и может иметь). Папуасы, разумеется, таким положением дел страшно гордятся, а местные депутаты имеют непререкаемый авторитет. Одного такого «авторитета» как раз провожала группа поддержки в тот момент, когда мы прилетели. Наскоро спровадив своего вожака, группа, размахивая флагом, забилась в кузов машины и медленно потащилась по дороге, вызвав целый затор из сзади ползущих машин — никто не смел обогнать активистов, ибо неуважение, ай-яй-яй и прочая черная магия. Последняя, кстати, до сих пор культивируется на острове, но, в основном, на потребу всеядным туристам.

Собственно, именно из-за массового туризма, существующего на острове благодаря непрерывно коптящему вулкану Ясоур, аборигены быстро сообразили, на чем можно загибать цены и чем завлечь белых денежных простаков. Каждая третья деревня практикует древние танцы, исполняя их перед любым желающим заплатить и при этом искренне не понимая разницы между «танцевать для себя» и «станцевать, лишь бы заработать еще чуточку денег». Однако, несмотря на ясное понимание комичности ситуации с обеих сторон от сцены, количество желающих прикоснуться к «аутетичности» не уменьшается и папуасы продолжают танцевать под тамтамы, вовлекая детей и, конечно, не забывая обновлять ценник на повышение.

А вулкан Ясоур продолжает коптить и легонько выплевывать раскаленную лаву, как делал это исправно в течение последних пятисот лет. Подняться на него способен и двухлетний ребенок, но без местного гида вам не дадут и шагу ступить. Гид, разумеется, ни за что не отвечает, может вообще не знать ни одного языка, окромя того, на чем говорят в родимой деревне и нужен исключительно для узаконенного отъема денежных знаков у понаехавших европеоидов.

Мы, как обычно, свалились на остров без еды и воды, будучи уверенными в том, что после острова Амбрим в местных джунглях, однозначно, не пропадем. Судьба занесла нас в хибару на дереве прямо с видом на знаменитый вулкан. Это здорово позволило сэкономить нам денег (не надо было заказывать джип до вулкана), а заодно и провести очередной разгрузочный день, ибо нормально поесть в Banyan Tree Lodge не удалось — местный пансион оказался на удивление скудным.

Более одного дня на вулкане делать совершенно нечего и мы, вспомнив о паре российских отчетов, ушли искать загадочный пляж Turtle Bay, где вроде как есть хороший приют, которым заведует фрацузская семья. К концу третьего часа блужданий мы напоролись на рядок видавших виды бунгало, четверку крикливых собак и слегка очумевшую от одиночества пожилую мадам — вот и все, что осталось. Turtle Bay выставлен на продажу из-за папуасских законотворений и пошатнувшегося здоровья. Постояльцев здесь нет уже очень давно и наше появление вызвало у мадам массу эмоций. Впрочем, попереживать на предмет нашего обеспечения мы ей не дали, запросив лишь ночлег, мачете и заказ трансфера на утро. На этом безумные русские нашли общий язык с безумной француженкой, нарубили мачете кокосов, орехов и прочих папайй и на радостях от вида совершенно дикого берега вывалились в океан.

Так чем же так примечателен Turtle Bay? Да вроде ничем: такой же песок, пальмы, кораллы и бриз как и везде. Вот только вода у берега почти что кипит, особенно при отливе. И это совсем не метафора — песок под водой и в самом деле горячий и засунуть руку в него глубже, чем на 5-7 сантиметров не удается — обжигает. Именно здесь, а не у жерла Ясоура с его плюющейся лавой, приходит осознание того, что живешь на активном вулкане. На земле, что горит и дышит прямо под твоими ногами и что в любой момент эта земля может вдохнуть чуть поглубже и… И просто острова станет чуточку больше. Но уже, вероятно, — без вас. Интересное чувство.