Соловецкая быль.

— Хорошо здесь, но лучше еще раз приехать годика через два-три.

— Почему же?

— Везде сплошная реконструкция, даже дальние скиты поднимают. И откуда столько денег у церкви?

— Это да. Но затянуться может надолго — сам монастырь уже сколько лет в лесах стоит! А деньги есть. Говорят, что еще федералы дают. Вот только соловецким с этого мало проку: работать их не берут. Везут народ вахтой с Архангельска. А наших, поговаривают, вообще выжить хотят.

— Это как?

— Да как на Валааме: выселить всех мирских и оставить только монахов да послушников. Но там-то жило людей меньше сотни, а нас тут — под тысячу. Не уйдем, хотя и работы нет толком.

— А водорослевый комбинат?

— Ой, да ты что! Закрылся давно, а все банки да мази, что лежат по сувенирным лавкам — с архангельского завода тащат. Мы живем только на рыбе, ягоде, да на вашем брате-туристе. Но это — летом. Зимой сюда не добраться, разве что на самолете, если погода позволит. Но на Анзер все равно не попасть.

— Проливы не замерзают?

— Нее. Припай бывает широк, да. Но до Анзера, а уже тем более до материка — не дойти. Говорят, что за всю монастырскую летопись такое было лишь раз. Лет сто назад или раньше.

— Так вроде патриарх Кирилл приезжал как-то…

— Да он со своей свитой на вертолете летает! Понавезут с материка кучу бронированных железяк, охрану да снайперов понаставят — на соловецкую версту не подойдешь! Вот где деньжищи-то! Господи, да кому он нужен-то тут? Кого бояться? Никогда к людям не выйдет. У нас никто никого не боится. Сам видишь — двери не закрываем, машины с ключами стоят. Всех, кто мог тут что-то украсть или набедокурить — давно уже нету. Вот покойный Алексий — тот правильный был патриарх. Он не боялся. С людьми говорил — спокойно подойти можно было.

— А как же быть, если вдруг случится что?

— Да никак! Больница тут есть, но персонала нема и цены за все такие гнут — не разлежишься. Нельзя нам болеть. Если что серьезное — можно вызвать самолет с материка, но до него, бывает, не доживают.

— В школа-то хоть нормальная?

— Школа — да. Полная, одиннадцать лет. Отстояли. Тоже хотели урезать. А куда детей потом деть? В Архангельск по интернатам?

— Далековато Архангельск, да. До Кеми куда ближе.

— Ближе, удобней. Но Кемь — это Карелия. Другой регион. Не берут наших туда. Вот если бы отдали острова Карелии — мы бы не возражали. Но кто нас спросит-то? Так и живем…

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.