Размышления о самостоятельном путешествии на примере Южной Америки.

Давно уже минули те времена, когда человек, отправляясь на поиски новых земель, ожидал увидеть лишь неведомых зверей да неизвестные типы ландшафтов. Южноамериканский континент, не считая ледяной Антарктиды, был заселен людьми самым последним, и произошло это как минимум двенадцать тысяч лет назад, а все великие географические открытия являются таковыми лишь для европейской цивилизации, представители которой исследовали новые земли с помощью (вольной или невольной) местных племен и народов…

Удивительно, но даже сейчас, когда мир стремительно сжался до размеров суточного авиаперелета, благополучный исход любой серьезной экспедиции во многом зависит от людей, встреченных по дороге и оказавших посильную помощь. Более того, отправляясь в такую поездку мы прежде всего стремимся поближе ознакомиться с жизнью и бытом тех, кто волею судеб оказался на нашем пути. В туристическом бизнесе даже появилось модное направление – «глубокий туризм»: когда, к примеру, шаман преподносится как самый что ни на есть настоящий, а не абориген на подработке; обстановка – та, что была здесь не одну сотню лет; гиды – все сплошь исследователи и краеведы, исключительно ради вас (и только для вас, конечно [сарказм]) открывающие тайны этой конкретной вселенной.

Хотелось бы верить, вот только, по моему убеждению, сам факт наличия туристического агентства сводит на нет всю «глубину». Потому как, агентство — это поток. И люди, живущие в этом потоке — просто делают свою работу. И то, что раньше было жизнью, становится частью работы. Тот же шаман надевает наряд не потому, что ему захотелось или кто-то стукнулся из нижнего мира, а потому что надо идти на работу в наряде. Иначе туристы скорчат недовольные физиономии и будут у гида клянчить «самого что ни на есть натурального» шамана, а не этого простого человека, что выдает себя за него. В тех же джунглях, наблюдая диких ваорани, я понимал, что это просто работа. Потому что каждый день старик-ваорани берет очередных гринго и таскает их по лесу, показывая ловкость лазания по деревьям, стрельбу из духовой трубки и плетение корзин. Для него это — работа и ничего более. Вы никогда не узнаете, что у него за душой. Вы не поймете, как они живут, их быт, их понятие мира. Потому что на работе этого нет.

Глубокий туризм — это и не попытка попасть туда, где не ступала нога человека. Таких мест на Земле уже, попросту, нет. Разве что на дне океана, но туда и не ступишь. Это — экстрим, но «глубины» тут нет никакой.

«Глубина» может лежать рядом. Буквально, под носом. Мимо могут мчаться толпы туристов, запряженных в агентства. Гиды могут показывать направо и налево, но не видеть этого места. Потому как его нет в брошюрах и каталогах агентств. Потому как о нем не висит реклама на каждом углу. Потому как место сие — вне потока. Там живут обычные люди и ведут обычную жизнь. Для них обычную, разумеется. И разница только в том, что они пускают вас в свою жизнь. Пусть ненадолго, пусть на чуток: но вы начинаете видеть мир их глазами, вы — погружаетесь. Поток идет сверху, и ему нет до вас дела. Вы же становитесь одним из тех «местных», в которых не видят объект для раскрутки, набитый кошель или простака для наживы. Вы — в глубине. И именно в этом кроется успех путешествия.

А разве такое возможно? Конечно. И Южная Америка – весьма благодатное в этом отношении для россиян место. Посещение почти всех стран континента не требует получения визы, менталитет латиноамериканцев близок нам и понятен, а отношение к нашим соотечественникам, в большинстве своем, положительное. Причем последнее возникает от совпадающего недоверия к США как к гегемону современного мира и, как ни странно, благодаря голливудским боевикам. Да, да, именно благодаря образу русского Ивана в неизменном тулупе, шапке-ушанке и с бутылкой водки, способного (пусть даже ценой собственной жизни) одной кувалдой починить космическую станцию и, тем самым, сдержать данное когда-то обещание.

Потому я не сильно удивился, когда (в очередной поездке по Южной Америке) спросив Сандро — нашего эквадорского проводника по реке Напо — о том, каким образом мне переслать предоплату за подготовительные работы к поездке, получил оригинальный ответ: «Ты из России и мы договорились о ценах и сроках — предоплаты не надо. По приезду и рассчитаешься». Только вдумайтесь! Ведь проводник заранее готовит лодку к автономному путешествию, закупая провиант, топливо и запчасти — вкладывая свои силы, средства и отказываясь от возможных заказов на время проведения данной поездки.

Планируя экспедицию по маршруту первооткрывателя Амазонки мы не бронировали отелей и не выкупали туристических пакетов. Мы просто искали обычных людей, разделяющих наши взгляды на мир и готовых помочь нам в осуществлении планов: благодаря всемирной сети интернет такое вполне по силам любому. В этом отношении сервис каучсерфинга – идеален. Ну в самом деле, где еще можно узнать страну изнутри, как не в доме местного жителя, который просто пустил вас пожить?

Система CouchSurfing на данный момент объединяет более трех миллионов людей по всему миру, готовых предоставить друг другу бесплатное проживание на время путешествия – идеальный способ уйти в «глубину». Ведь по прибытии на место ты попадаешь в готовую социальную среду и сразу получаешь круг общения. Никакая гостиница или агентство такого внедрения не обеспечат. Плюс возможность бесплатно переночевать становится катализатором всего процесса. По большому счету для того, чтобы принимать гостей у себя, нужно иметь лишь право распоряжаться местом для ночлега. Это может быть пол, кровать, комната или даже дом. Одним словом — «диван» (couch) или «вписка» — место для ночевки, которое предлагает владелец для путешественников.

Ах, вписка, вписка. Манящее слово времен Советского Союза, когда явки и пароли возможных ночлегов передавались по сарафанному радио, когда общение с хозяином импровизированного общежития для путешествующих начиналось порою с вопроса: «Дяденька, а у вас водички не найдется, а то так есть хочется, что аж переночевать негде?» Сейчас все существенно проще – хвала интернету. Вот и мы, ничтоже сумняшеся, прилетев в Боготу, отправились совсем не в отель, а в жилой кондоминиум неподалеку от аэропорта, где в компании иранца Махди и колумбийки Ингрид занялись открытием Колумбии изнутри.

А в Эквадоре такое «глубинное» место мне было известно еще со времени первой поездки в эту страну. Буквально в 800 метрах от трассы, ведущей в туристическую «Мекку» страны — озеро Килотоа в кратере одноименного вулкана стоит обычная асиенда, где живет обычная семья. Марко и Маргарита. У дороги — скромный указатель: La Posada de Tigua. Кстати, слово «posada» означает, буквально, «частное владение, где можно остановиться на постой».

Асиенде более ста двадцати лет и построил её… русский эмигрант. Но, вскоре, она отошла предкам Марко, который уже является представителем четвертого поколения владельцев. Земли асиенды когда-то занимали всю долину, но в 60-х годах прошлого века были национализированы, так что ныне осталась лишь малая часть. Но даже этой на небольшой площади было выгодно заниматься сельским хозяйством до тех пор, пока правительство Эквадора не провело долларизацию в 2000-м году. Уровень жизни резко упал, заниматься сельским хозяйством стало совсем нерентабельно и владельцы асиенды нашли единственный выход: сделать посаду. Самим. Вне туристических агентств и рекламы. Просто как есть. Шесть лет назад я был вторым из России, кто остановился здесь на постой. Разумеется, мы заглянули к Марко и Маргарите и в этот раз. За прошедшие годы, конечно, многое изменилось: агентства прознали про «лакомый кусочек» и моим старым знакомым пришлось нанять работников и построить парочку домиков для обеспечения всех, желающих остановиться. Но для самостоятельных путешественников в посаде всегда найдется укромный уголок – и это, по-прежнему, радует. Радует хотя бы потому, что самостоятельных путешественников мало.

Безусловно, гораздо проще связаться с агентством и, не ввязываясь в организационные проблемы, посвятить себя отдыху или открытиям. Тогда почему, все-таки, существует самостоятельный туризм? Что толкает людей на такое?

Причины разные, суть — одна. Первая часть людей повинуется моде. Модно нынче путешествовать самому. «Вон, гляди, Михалыч полмира сам объездил, а мне что, слабо?» На «слабо» и ведутся. Вторая часть ищет альтернативы отдыху через агентства. Альтернативы для тех, кого обманули или подставили. И лишь третья, малая, часть людей не ищет причин для самостоятельного путешествия. Потому как для них само путешествие и есть причина.

А в чем же суть? В том, что люди ждут от поездки и как себе её представляют. И лишь те, кто четко знает ответы на это — не испытывают разочарований.

— А я, прикинь, на Амазонке был!
— Интересно! Расскажи!
— Ну, жара, обезьяны. Мы взяли пива пару ящиков…

— Это ужасно! Мы прилетаем в эту Тьмутаракань, а отелей нет.
Нашли какую-то хибару, а там туалет на улице. И это — отдых?

— Я думал: приедем, посмотрим красоты — а там ничего необычного. Только зря мотались туда-сюда всю неделю. 

Мне и грустно и смешно слышать эти диалоги. Конечно, в путешествиях и других местах нет ничего необычного. Ни тебе марсиан с тремя головами, ни живых динозавров. Нет, и не будет. Все необычное должно быть в вашей голове. В этом — суть и изюминка всех путешествий. Учитесь удивляться, и тогда вам откроется истинная красота.

Лишь когда придет понимание того, что вы видите мир сами и своими глазами, и неважно, что вы тряслись три дня в дороге, туалет на улице, а поесть будет во вторник — лишь тогда не будет разочарований, лишь тогда вы готовы к поездке. Вас еще что-то смущает? Тогда лучше обратитесь в агентство. Там снимут смущения, и вы получите то, что хотели.

На квартире у Ингрид.

Фото на память с Марко и Маргаритой.

 

La Posada de Tigua.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *