Прыжок в Гималаи или история Непала.

1 июня 2001 года. Мда.. Пожалуй, именно с этой даты и начнем. В этот день общий королевский обед — короля Бирендра и девяти членов его семьи — стал для них последним. По первоначальной версии оружие стало стрелять самопроизвольно. Ага, и так — десять раз и всегда попадало. Позже было объявлено, что наследный принц Дипендра, находясь под воздействием алкоголя и наркотиков, расстрелял семью из-за того, что родители не одобрили выбор его невесты, выпустив последнюю пулю в себя. Дипендра пролежал двое суток в коме, а после смерти его тело было сразу кремировано без проведения официальной экспертизы.

Народ, конечно, погоревал, но без короля жить как-то несподручно и на престол взошел брат погибшего короля — Гьянендра. А точнее: Гьянендра Бир Бикрам Шах Дэв. Хотя и поговаривали, что трагедия не обошлась без его участия.

По иронии судьбы, Гьянендра уже однажды был королем. В возрасте трех лет он в течение двух месяцев считался главой государства после бегства из Непала в Индию тогдашнего монарха, его деда Трибхувана. Причиной послужил мятеж, вспыхнувший в стране. Однако затем, когда ситуация нормализовалась, родственники вернулись обратно и отняли у Гьянендры трон и титул.

Надо сказать, Гьянендра — мужик достаточно жесткий, по непальским меркам, и жить, имея под боком парламент и семь оппозиционных партий (не считая радикальных маоистов) ему очень не хотелось. Потому, 1 февраля 2005 года, новоявленный король, при поддержке армии, объявил себя абсолютным монархом и распустил парламент ко всем чертям.

Народ, конечно, повозмущался чуток, но на рожон никто не полез.

В последующий год жизнь, разумеется, не наладилась, а, скорее, стала хужей. Потому народ стал, потихоньку, роптать. Радикальные маоисты, безусловно, сие начинание приветствовали. Король тоже не отставал: ограничил свободу прессы, повысил полномочия армии и, вообще, особо не церемонился. И, в конечном итоге, все докатилось до открытых выступлений против существующего режима.

В апреле 2006 года семь оппозиционных партий объединились с целью заставить короля вернуть парламент на место. Король, не долго думая, подтянул в столицу войска и объявил комендантский час. Народ вышел на демонстрации. Король отрубил мобильную связь и приказал стрелять. Около пятидесяти человек было убито. Народ рассвирепел и взял город в кольцо. Бензин и продовольствие резко поднялось в цене. Король не отступил и вывел войска на улицы, попутно увеличив время комендантского часа.

Народ решил брать столицу штурмом. И в этот момент (24 апреля) в Катманду прилетаем мы… Душевно, правда? На улицах — никого, кроме солдат оцепления и пацанов, гоняющих футбол: еще бы, в кои-то веки, есть столько свободного пространства. Джипы в столицу проехать не могут. А выбираться надо по-любому, иначе аннулируется китайское разрешение (пермит) на Тибет. Красота, одним словом.

В 11 часов вечера король, таки, выступил по телевидению, сказав, что мальца погорячился и, вообще, ребята, давайте не будете штурмовать город. Представители оппозиционных партий подумали и решили, что без собрания парламента штурма не избежать. Король, помявшись, согласился созвать парламент и не вводить комендантский час. Парламентарии отменили штурм, но кольца оцепления не сняли (а вдруг король передумает?).

Все это, безусловно, радовало, но не решало нашей проблемы: выехать из столицы к китайской границе. Посему в шесть утра мы ломанулись в аэропорт, где, скромненько в сторонке, стоял наш родимый Ми-8. Роджер, наш гид-швейцарец, радостно ткнул в вертолет пальцем и сказал брать на абордаж пошел договариваться с пилотами.

После ряда формальных процедур занявших каких-то четыре часа (ну неторопливый народ непальцы) вся наша толпа подошла к вертолету. Под машиной возились два мужика, что-то говоря двуг другу. Я подошел ближе и услышал блаженную фразу: «@птвоюмать! Ты опять гайку не туда закрутил!» Скупая мужская слеза скатилась по небритой щеке. Теперь-то я был спокоен: мы — улетим. И не важно, что город в кольце, совсем нет бензина, а до границы шесть часов ходу на машине. Когда на нашей машине — наши пилоты, то 20 минут страха — и вы на месте.

Группа забилась в вертолет, пилот лихо запрыгнул и, довольно бодро, заговорил по-английски о мерах предосторожности при полете в машине. Кто-то из русских сказал: «Да, понятно».
Пилот: «Ох, ё! Тут все русские чтоль?»
Я: «Нет. Только половина.»
Пилот: «Ох, ну ладно: не зря говорил, значит.»
Я: «Когда долетим?»
Пилот: «Ща, минут 20… если ничего не отвалится.»

Взлетели. Гималаи все ближе и ближе. Уже летим по ущелью, петляя по изгибам.
Пилот: «Сейчас поближе заброшу… зенитки там, правда»
Я: «А может не надо?»
Пилот: «Да фигня! Зенитки — тоже наши, хоть и в Китае».

Вот так я попал в Гималаи. 🙂

А что до короля Гьянендры, то его лишили всего: иммунитета, звания «божественный», права наложения вето на законы и даже обязали платить налоги. И вообще, в Непале есть одно из наиболее старых и мрачных пророчеств: ни один непальский король из династии шахов не перешагнет 55-летний рубеж. Отец 55-летнего Бирендры король Махендра умер в возрасте 52 лет, король Трибхуван – в 49. Но, правда Гьянендра уже перешагнул этот рубеж…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *