Деревня догонов

Со стороны деревушки Бенимату, сквозь постоянный свист ветра, доносились барабанные ритмы. Не иначе как догоны замутили очередной ритуал, и он точно не в нашу честь: сотовой связи тут нет и предупредить о нашем появлении просто некому.

Деревня разделена на три обособленных района: христианский, мусульманский и языческий.

— Так мы не мешаем друг другу, — Мамаду уверенно шел на стук барабанов, который явно доносился из христианской части деревни.
— А люди разной веры общаются между собой?
— Конечно, общаемся. У нас есть общие праздники, мы ходим в гости друг к другу и даже женимся. Обычаи предков очень сильны. Сегодня Рождество и христиане селения ходят по дворам под стук барабанов. Потому хогон (духовный лидер, старейшина) и джинна бана (вождь, глава Джинны — социальной организации жителей) Бенимату должны быть в христианской части деревни: первым делом нам нужно поприветствовать их. Достань несколько кола.

Орехи кола — плоды местных деревьев семейства мальвовых. Их около 125 видов и я не берусь сказать, какой именно вид больше по вкусу догонам. Орехи являются традиционным каду (фр. le cadeau — подарок) для старейшин и пожилых жителей нагорья Бандиагары, да и всей Западной Африки. Считается, что они поддерживают бодрость и продлевают жизнь старикам. Орехи, действительно, возбуждают центральную нервную систему, стимулируют работоспособность и выносливость при длительной физической или умственной нагрузке, за счет достаточно высокого содержания кофеина и теобромина. Однако действие кола развивается медленнее и длится дольше, чем действие чистого кофеина. Это связано с тем, что в свежих плодах кофеин находится в сложных соединениях с колакатехином и танином, постепенно расщепляющихся в организме с освобождением кофеина.

Хорошие должно быть орехи: хоть самому принимай, пока голова окончательно не распухла от обилия новых терминов и попыток понять уклад жизни догонов. Ведь если с джинна бана всё более-менее ясно — это просто глава селения, выбранный из числа старейших представителей наиболее влиятельных семейств, то хогон деревни — сплошная загадка. Я допускаю конечно, что духовный лидер и должен быть таковым, но вот как это все вяжется с христианством или исламом — решительно непонятно. Начнем с того, что после своего избрания хогон должен пройти полугодовую инициацию в стороне от деревни. И в этот период никто не должен прикасаться к нему, нельзя мыться и бриться. Девственница из числа жителей деревни должна заботиться о его быте в течение дня, убираясь в жилище, готовя еду и исчезая с закатом. Сам же хогон приходит домой только ночью.

После своего посвящения, хогон носит головной убор красного цвета, девственница замещается обратно на жену, но и она должна уходить из его дома с закатом. Ибо хогон должен спать в доме один. Ведь именно ночью к нему приходит священная змея Лебе, чтобы передать свою мудрость.

Круто! А ведь бывает и так, что хогон и джинна бана — одно лицо. И пока я размышлял над всем этим, мы дошли до тогу-на — мужского дома собраний, что расположен в центре деревни. Здесь собираются все уважаемые люди селенья (женщинам вход запрещен), обсуждают дела и решают вопросы. Тогу-на — самое прохладное место в селении, оно лишено стен и кровля из восьми слоев сушеного проса лежит прямо на восьми деревянных колоннах, олицетворяющих восемь мистических пращуров догонов. Крыша очень низка и мне приходится, буквально, заползать на четвереньках, но так сделано специально: здесь люди решают проблемы и если кто слишком перевозбудится, встать в полный рост и полезть с кулаками не получится — удар о потолок головой быстро остудит пыл. Мудро придумано.

Неподалеку от тогу-на расположена избушка хогона. Фасад в символичной резьбе, на стенах висят черепа обезьян, вокруг мётлы, горшки, фигурки, какие-то камни и прочие оккультные вещи. И все это — в христианской части деревни, где до местной церквушки по прямой менее ста метров. Похоже до сих пор большинство догонов придерживается сложной системы анимистских верований, согласно которым лисы предсказывают будущее, а по округе бродят разные духи. По крайней мере, мне хочется в это верить: такое чувство, что даже сам здешний ландшафт наполнен неким религиозным смыслом и без веры предков тут просто не выжить. Не потому ли многие крупные скалы, как и священные баобабы, наделены именами? Мысли и руки догонов не обошли своим вниманием ни одной, даже самой мельчайшей частицы родимой земли. На каждой тропе — уложены камни, на каждой скале — рублены лестницы, на каждой россыпи валунов — каменные подпорки, чтобы легче было идти. И даже если ходят тут только несколько раз за год: за сотни лет хождения босые ноги все отполировали до блеска.

Устройство деревни — отдельная тема. Все строения четко делятся на несколько типов и по ним можно многое узнать о семье. Так, мужской амбар — квадратное здание с остроконечной конической крышей, на деревянных опорах, чтобы защитить зерно от воды и мышей. Количество этих построек во дворе соответствует количеству жен, которых требуется содержать. Вообще, догоны, как правило, моногамны, но многоженство возможно. Первый брак, обычно, устраивают родители и до рождения первого ребенка жена живет в доме своих родителей, в то время как ее муж продолжает жить как холостой. Лишь после рождения первенца пара занимает свободное жилище во дворе мужа. Разводы тоже бывает и в этом случае женщина забирает с собою только самого младшего ребенка — остальные дети остаются с семьей мужа.

Каждая женщина тоже имеет свой амбар и мужчине в него доступ закрыт. Выглядит он примерно так же как и мужской, только немного пониже и проще. Именно здесь женщина хранит свои личные вещи (одежду, украшения, частично — еду), а также товары (например сделанную керамику или ткань) и доходы от их продажи. Такая вот экономическая независимость.

На окраине деревни стоят дома менструаций — эдакие мрачные лачуги, построенные женщинами и украшенные символами мифического змея Лебе. Женщина в свои критические дни считается нечистой и должна покинуть семейный очаг, чтобы на протяжении пяти дней жить в таком доме. Здесь есть своя кухня и утварь, которую нельзя забирать обратно с собой. Здесь же собираются женщины по вечерам — получается эдакий аналог тогу-на. Эти дома служат своего рода репродуктивным знаком для мужчин деревни: ведь если женщина в течение дня находится там, значит она не беременна. Символично, однако.

Христианская часть деревни догонов празднует Рождество.



Орехи кола.

Хогон.

Джинна бана в коричневых одеяниях.

Женский амбар.

Заглянем внутрь женского амбара.

Эта неприметная травка с красными стебельками — индиго. Именно из нее делают знаменитую синюю краску.

Черепки на переднем плане — захоронение. Подходить категорически запрещается, чтобы не потревожить души умерших.

Топоры. Просто топоры.

Доска для какой-то игры в тогу-на.

Тогу-на.

Жилище хогона.

Сео!

Жертвенный камень.

Старейший житель деревушки Аинделу. Ему более ста лет.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *